Евгения Мартынова: Я делаю вокруг себя красиво

Кто такая Наталья Климова, погибшая с ведущим НТВ Колтовым? Что она делала в самолёте с Колтовым?

Краткое содержание:

На борту самолета вместе с погибшим 7 ноября 2020 года Александром Колтовым была не его законная супруга, а некая Наталья Климова. Женщине было 33 года, работала она в российском банке. По информации СМИ, Наталья была коренной москвичкой, выпускницей Историко-архивного института РГГУ.

Кто такая Наталья Климова и как она оказалась на одном самолете с Александром Колтовым

Ведущий телевизионного канала НТВ разбился в подмосковных Люберцах, когда управлял легкомоторным самолетом Cessna. Трагическая гибель Александра все больше обрастает новыми подробностями. Стало известно, что с ним на борту была не жена, а некая Наталья Климова.

Известно, что Наталье, которая разбилась вместе с ведущим, было 33 года. Она работала в одном из отделений российского банка.

Первая супруга Александра в это время не может прийти в себя. Женщина с трудом говорит из-за шока от произошедшего. Известно, что Надежда познакомилась с Александром во время шоу “За стеклом”. Стильный брюнет был настоящим красавцем. Это было первое отечественное реалити-шоу. Зрители не могли оторваться от экранов, когда начиналось “За стеклом”.

Кто такая Наталья Климова и как она оказалась на одном самолете с Александром Колтовым

Евгений Мартынов.

Евгений Мартынов родился 22 мая 1948 года в городе Камышине в Волгоградской области.

Его мама Нина Трофимовна с июня 1942 года до сентября 1945 года служила в эвакогоспиталях 3-го Украинского фронта, и познакомилась в госпитале с раненым солдатом Григорием Мартыновым. Она выходила его, и вышла за него замуж, после чего молодожёны поселились в городе Камышине, где в любви и согласии вырастили двух сыновей – Евгения и Юрия.

Детство и юность Евгения прошли в Донбассе.

Отец Евгения Григорий Мартынов до ранения был командиром стрелкового взвода 333-й дивизии, а после приезда в Артемовск стал работать учителем пения в артёмовской средней школе и руководил художественной самодеятельностью.

Но начиналась музыкальная карьера будущего известного композитора с папиного аккордеона, чье звучание заставляло Евгения оставлять свои игры и с восторгом вслушиваться в музыку. Мальчик быстро запоминал услышанные мелодии, и позже сам пел и танцевал, выстукивая ритмы запомнившихся песен. Он так же любил рассказывать стихи и монологи, услышанные в клубе, кинотеатре и на радио. В школе у Евгения обнаружился дар к рисованию, затем он увлёкся фокусами и охотно показывал их на школьных концертах. Учился Женя хорошо, без особого труда, но музыка постепенно вытеснила остальные увлечения и пристрастия, включая футбол, в который он обожал играть с детства.

После окончания училища Евгений поступил в Киевскую консерваторию имени Чайковского, и завершил своё образование в Донецком музыкально-педагогическом институте. Две первые песни-баллады им были написаны на стихи его сокурсниц Л. Жидель и Т. Киреевой – «Баллада о комсомольцах Донбасса» и «Песня о Родине». Когда Мартынов учился в консерватории на профессионального кларнетиста, кто-то сказал про него: «Это – подарок судьбы». Так он получил студенческое прозвище «Подарок» за незаурядные способности.

Однокурсница Евгения Мартынова профессор Т.И. Киреева рассказывала: «Женя был необыкновенно веселым, светлым человеком. И как друг, и как музыкант он был удивительным. От него всегда исходили жизнелюбие и радость. Он щедро одаривал своими солнечными лучиками каждого в отдельности и всю нашу студенческую братию. Никогда не унывал. Когда приходил в консерваторию или общежитие, всегда шутил и смеялся. Там, где был Женя, всегда были веселье, смех и, конечно же, песня. Мы поражались его находчивости, он умел расшевелить любого. Обычно садился за рояль играл, а потом начинал петь».

После окончания учёбы в течение года Евгений руководил эстрадным оркестром Донецкого Всесоюзного научно-исследовательского института взрывоопасного оборудования, а в 1972 году приехал в Москву с рекомендательным письмом донецкого дирижёра к популярной эстрадной певице Майе Кристалинской, которая очень тепло встретила обаятельного молодого человека из Донбасса. Именно Майя Кристалинская, чей эстрадный авторитет был очень высок, направила «хорошо поющего композитора» в Росконцерт, предварительно дав Мартынову самую лестную рекомендацию. Прослушивание в Росконцерте прошло успешно, и Евгения решили испытать в качестве солиста-вокалиста в сборной эстрадной программе, предложив поработать пару месяцев бесплатно, что было обычным для новичков из провинции. В свои первые гастроли по Сибири и Дальнему Востоку Евгений Мартынов поехал в июне 1972 года вместе с другими восходящими звёздами советской эстрады: молодыми Львом Лещенко, Валентиной Толкуновой, Светланой Моргуновой, Геннадием Хазановым и только что созданным Владимиром Чижиком джазовым ансамблем «Мелодия».

В 1973 году он был зачислен в штат Росконцерта, и судьба тут же связала Евгения с московскими поэтами Павлом Леонидовым и Давидом Усмановым, с которыми он написал свои первые песни в Москве, которые добавились к песням, сочиненным ранее в Донецке – «Колыбельная пеплу» на стихи Марцинкявичюса, «Баллада о матери» на стихи Дементьева, «Берёзка» на стихи Есенина и «У песни есть имя и отчество» на стихи Лисянского.

В июне 1973 года Мартынов завоевал звание лауреата Всесоюзного конкурса исполнителей советской песни в Минске, исполнив там песни «Тёмная ночь», «Летят перелётные птицы» и свою «Балладу о матери», за исполнение которой он получил приз зрительских симпатий.

Он сочетал в себе и композитора, и певца, и музыканта, виртуозно владеющего роялем: у него инструмент звучал ярко, оркестрово. Блестящий пианист, Мартынов с листа играл клавиры любой сложности. Как-то раз продемонстрировал музыкальную шутку – сыграл пьесу по перевёрнутому клавиру. У Жени было яркое мелодическое дарование. Он никогда не ходил в середняках. За два-три года стал одним из самых популярных композиторов. Его сочинения привлекали самых знаменитых исполнителей. В творческой палитре композитора слились две славянские культуры: Женя, русский, жил на Украине, которая дала его мелодиям особую певучесть. Песни его были красивы той красотой, что идёт от щедрой солнечной земли. А пел он их с такой эмоциональной отдачей, словно в первый и последний раз, горел и дарил это горение людям

Очень скоро песня «Баллада о матери» была отмечена на всесоюзном телевизионном фестивале «Песня-74», и сделала имя Евгения Мартынова всенародно известным.

Несмотря на удачное начало творческой карьеры, личная жизнь Евгения Мартынова долго не складывалась. Первоначально он вынужден был оформить фиктивный брак ради получения московской прописки.

В 1975 году после исполнения песен «Лебединая верность» и «Яблони в цвету» популярность Евгения Мартынова еще более упрочилась, и в том же году он стал обладателем «Гран-при» международного фестиваля эстрадной песни «Братиславская лира». Причем нужно отметить, что исполнитель из СССР получил на этом конкурсе награду впервые.


Вскоре вышла дебютная пластинка-миньон Мартынова с тремя песнями в авторском исполнении, и она побила все тиражные рекорды, неоднократно переиздаваясь на заводах грампластинок «Фирмы Мелодия» в течение почти двух лет.

За годы своей композиторской и исполнительской деятельности Мартынов был удостоен многих лауреатских званий и почётных дипломов. Он был награжден в 1973 году на Всесоюзном конкурсе исполнителей советской песни в Минске и Всемирном фестивале молодёжи и студентов в Берлине. В 1974 году он был отмечен на всесоюзном телевизионном фестивале советской песни «Молодые голоса». В 1975 году он получил награду на международном конкурсе эстрадных песен «Братиславская лира» в Чехословакии, а в 1976 году – на международном конкурсе исполнителей эстрадной песни «Золотой Орфей» в Болгарии. В 1976 году Мартынов получил награду на интерфестивалях эстрадной песни «Мелодии друзей» в Киеве, и в 1977 году – на «Дечинском якоре» в Чехословакии. Неожиданно для Мартынова его песни стали исполнять зарубежные артисты. Из Всесоюзного агентства по авторским правам стали поступать извещения об исполнении его песен в самых различных частях света: во всех социалистических странах, в Финляндии, Испании, Англии, Канаде, США и Японии.

В 1978 году Евгений женился на киевлянке по имени Эвелина, в браке с которой у него в 1984 году родился сын Сергей, который был так назван в честь композитора Сергея Рахманинова и поэта Сергея Есенина.

В 1980 году композитор был удостоен почётного звания лауреата премии Ленинского комсомола, с 1974 по 1990 год Мартынов регулярно признавался лауреатом всесоюзных телефестивалей «Песня года», а с 1984 года он стал членом Союза композиторов.

Получение лауреатских званий сопровождалось вручением специальных дипломов и призов «За элегантность», «За артистическое обаяние» и «За телегеничность». Этот успех с большой буквы изменил атмосферу вокруг имени Евгения Мартынова, но не самого Евгения.

Самым вдохновенным и плодотворным оказался творческий альянс Мартынова с Андреем Дементьевым. Содружество Мартынов – Дементьев привело к появлению песен «Отчий дом», «Натали», «У Есенина день рождения», «Прости» и «Ласточки домой вернулись». Однако, с Евгением Мартыновым охотно сотрудничали и другие известные поэты-песенники – Роберт Рождественский, Андрей Вознесенский, Илья Резник, Игорь Шаферан, Михаил Танич, Леонид Дербенёв, Николай Добронравов, Римма Казакова и многие другие авторы.


Песни Мартынова звучали повсюду: «Я тебе весь мир подарю», «Соловьи поют, заливаются. », «Начни сначала», «Чайки над водой», «Весёлый зонтик», «Песня о моей любви». После 1975 года у Мартынова вышло 5 авторских миньонов с названием «Евгений Мартынов поет свои песни». Тиражи этих миньонов моментально раскупались, и часто сам композитор, щедро раздаривавший пластинки поклонникам, не мог их приобрести в магазинах. В 1979 году в продаже появилась его большая пластинка.


Мартынов много с успехом гастролировал в разных странах мира – США, Канаде, Мексике, Бразилии, Аргентине, Италии, Германии, Испании, Бельгии, Финляндии, Индии и Швейцарии.

До 1990 года, ставшего для него последним, Евгений Мартынов входил в число самых популярных и любимых в СССР авторов и исполнителей. Юрий Мартынов рассказывал: «Евгений Мартынов, по-моему, один из последних композиторов, кого приняли с распростертыми объятиями исключительно за талант. «Может быть, мы с тобой вправду чего-то не понимаем? – говорил Женя. – Я уже устал от всего этого. Мои нервы не выдерживают. А самое главное – стыдно. Стыдно толкаться, почти что кулаками отстаивая право своему творчеству на место в эфире».

3 сентября 1990 года около 10 утра Евгений Мартынов зашёл в 180-е отделение милиции, с которым давно уже поддерживал дружеские отношения (неоднократно выступал перед сотрудниками милиции, знакомил со своим творчеством). Он был жизнерадостен и весел. А через час в милицию позвонили граждане и сообщили, что у подъезда лежит бездыханное тело какого-то мужчины. Сотрудники милиции срочно выехали на место происшествия, и узнали в лежавшем мёртвом человеке певца и композитора Евгения Мартынова. Как стало известно – он шёл домой, и вдруг ему стало плохо с сердцем. Он присел у подъезда на ступеньки, но боль, видимо, не отпускала. Ему пытались помочь прохожие, была вызвана «скорая помощь». Но у Мартынова ртом пошла кровь, стало чернеть лицо, и вскоре он скоропостижно скончался. Причиной смерти стала острая сердечная недостаточность. Вызванная «скорая», приехавшая через 40 минут, помочь уже ничем не могла.

«Я тебе весь мир подарю» – так называлась одна из песен композитора Евгения Мартынова и так можно озаглавить все его творчество. Ибо Евгений Мартынов действительно подарил своим почитателям необъятный мир Красоты, Полета, Весны и Любви, навсегда оставшись в нашей памяти символом света, верности и вдохновения.

Евгений Мартынов похоронен на Ново-Кунцевском кладбище.

Супруга Евгения Мартынова повторно вышла замуж, и переехала с сыном в Испанию. В знак признания заслуг композитора в 1992 году одна из улиц Артёмовска в Донбассе была названа именем Евгения Мартынова. По инициативе деятелей культуры и друзей артиста в Москве в 1993 году было создано Московское культурное общество «Клуб Евгения Мартынова», занимавшееся культурной и благотворительной деятельностью, и пропагандировавшее творческое наследие замечательного композитора и певца. В 1995 году на могиле Евгения Мартынова на Ново-Кунцевском кладбище был открыт памятник-надгробие.

Разбирая бумаги Евгения Мартынова, его брат Юрий нашёл записи, которые можно считать творческим завещанием музыканта. Там есть такие строки: «Мне близка гражданская лирика – продолжение традиций советской песни. Важно сохранить всё лучшее, что было написано композиторами в этом жанре. Надо продолжать традиции, иначе мы погубим нашу национальную песенную русскую культуру. Сейчас моду стали диктовать девочки лет 14 – 17. Для них главное – танцевальный ритм. Отсюда и стишки соответствующего содержания. Люди разучились петь. А что важнее – развлекательность в музыке или её воспитательное значение? У песни есть авторы. Ныне культура безымянная, необузданная, нет никакой ответственности за сочинение. Не уважают членов Союза композиторов. А профессионалов надо уважать, мы так стремились ими стать! Член творческого союза – почти что олицетворение застоя, а вот парень с гитарой – это прораб перестройки. Песня должна объединять людей всех возрастов!»

Понравилась статья? Подпишитесь на канал, чтобы быть в курсе самых интересных материалов


Вскоре вышла дебютная пластинка-миньон Мартынова с тремя песнями в авторском исполнении, и она побила все тиражные рекорды, неоднократно переиздаваясь на заводах грампластинок «Фирмы Мелодия» в течение почти двух лет.

Евгений МАРТЫНОВ

Евгений Григорьевич Мартынов (1948 – 1990) – советский эстрадный певец и композитор, старший брат композитора Юрия Мартынова.

Родился 22 мая 1948 года в Камышине (ныне Волгоградская область). Отец, командир стрелкового взвода, вернулся с войны инвалидом, мать была медсестрой на фронте.
Через 5 лет семья переехала в Донбасс (на родину отца), г. Артёмовск.
Женя рано проявил способности к музыке. Отец научил его играть сначала на баяне, затем на аккордеоне.
Окончил артёмовское музучилище по классу кларнета.
В 1967 году поступил в Киевскую консерваторию имени П. И. Чайковского, однако вскоре перевёлся в Донецкий музыкально-педагогический институт (ныне консерватория имени С. С. Прокофьева), который досрочно закончил в 1971 году.

В 1972 году в Москве в качестве композитора познакомился с Майей Кристалинской, которая впервые исполнила его песню «Берёзка» на стихи С. Есенина и представила молодого композитора публике в театре эстрады.

С 1973 года Евгений Мартынов жил в Москве и работал сначала в Государственном концертном объединении «Росконцерт» (солистом-вокалистом), а затем в издательствах «Молодая гвардия» и «Правда» (музыкальным редактором-консультантом).
Член Союза композиторов СССР с 1984 года.

В своём творчестве Евгений Мартынов опирался на наиболее удачные лирические или гражданственные стихотворения И. Резника, А. Дементьева, Р. Рождественского, М. Пляцковского и других выдающихся советских поэтов.
Мелодии Мартынова красивые, порой весьма прихотливые, светлые и душевные, хорошо оркестрованные.

Голос Мартынова – очень звонкий, бархатный, мягкий тенор (баритональный тенор), достаточно широкого диапазона (ему предлагали стать оперным певцом) и с редким красивым тембром. Именно характерный тембр является отличительной чертой мартыновского голоса. Благодаря сценической внешности, личному обаянию, а также вдохновенной, оптимистической манере пения Мартынов нёс заряд положительных эмоций, передавая слушателю чувство радости и восхищения. Даже трагические и драматические по сюжету песни («Лебединая верность», «Баллада о матери» и пр.) у Мартынова заканчиваются светло и возвышенно.

Жизнь Евгения Мартынова трагически оборвалась на сорок третьем году, 3 сентября 1990 года. Официальная причина смерти – острая сердечная недостаточность. Обстоятельства смерти описываются очевидцами неоднозначно. По словам случайного знакомого, певец почувствовал себя плохо в лифте. Вероятно, Мартынова можно было спасти, если бы ему вовремя была оказана квалифицированная медицинская помощь.

МАРЬИНА РОЩА: http://www.youtube.com/watch?v=Yc6lK63Vazg
(выступление на промежуточном туре «Песни-90» за неделю до смерти)

Похоронен на Кунцевском кладбище в Москве.

(По материалам сайта ВИКИПЕДИЯ)

/Памяти Евгения Мартынова/

А время напрочь отторгает доброту –
В холодных взглядах не ужиться, не согреться.

А мне бы песню донести ещё одну,
Пока не замерло моё живое сердце…
Покуда чувствую им горечь, стыд и боль,
А равнодушия и зла не принимаю…

Всего лишь сорок два…
Так рано на покой…

И я живу…
хотя, всё чаще, выживаю…
…чтоб снова радовать и души, и сердца…

О, Боже, дай мне сил, – лишь только б не сломаться!

И как меняются мои черты лица,
Когда приходится вновь с подлостью встречаться…

Не по годам своим седею на ветру…
А мне советуют всё чаще «отсидеться».
И всё труднее доносить ту доброту…

CD 1. «ЯБЛОНИ В ЦВЕТУ»

1. Наш день (А. Дементьев)
2. Алёнушка (А. Дементьев)
3. Яблони в цвету (И. Резник)
4. Соловьи поют, заливаются… (Д. Усманов)
5. Слушайте, красавицы! (Снится солдатам дом родной) (М. Пляцковский)
6. Марш-воспоминание (Р. Рождественский)
7. Лебединая верность (А. Дементьев)
8. Колыбельная пеплу (Ю. Марцинкявичюс)
9. Я жду весну (А. Дементьев)
10. Ты приносишь мне рассвет (А. Дементьев, Д. Усманов)
11. На качелях (О. Гаджикасимов)
12. Ах, как хочется влюбиться! (А. Дементьев, А. Пьянов)
13. Скажи мне, вишня… (В. Харитонов)
14. Песня, в которой ты (Р. Рождественский)
15. Эхо первой любви (Р. Рождественский)
16. Летом и зимой (А. Дементьев)
17. Я тебе весь мир подарю (И. Резник)
18. Добрые сказки детства /дуэт с А. Вески/ (Р. Рождественский)
19. Весёлый зонтик (И. Кохановский)
20. Мамины глаза (М. Пляцковский)
21. Белая сирень (А. Поперечный)
22. Заклятье (М. Курганцев)

Музыка: Е. Мартынов

Записи 1975-86 гг.

Размер архива: 108,4 МБ
Качество: МР 3 (192 кб/с)
Общее время звучания: 79 мин. 37 сек.

CD 2. «МЕДОВЫЙ АВГУСТ»

1. Этот май (Т. Коршилова)
2. Отчий дом (А. Дементьев)
3. Медовый август (Р. Казакова)
4. Трава-лебеда (Н. Добронравов)
5. Верую в тебя (А. Вознесенский)
6. Если есть любовь /дуэт с И. Понаровской/ (М. Пляцковский)
7. Не надейся (М. Пляцковский)
8. Повезло (М. Танич)
9. Невеста (И. Шаферан)
10. А любовь права (М. Танич)
11. Кукушкина слеза (А. Поперечный)
12. В мире чудаков (О. Чернышова)
13. Медовый август ’88 (Р. Казакова)
14. Марьина Роща (И. Резник)
15. Тройка счастья (Е. Супонев)
16. Выдумал тебя (М. Танич)
17. Ласточки домой вернулись (А. Дементьев)
18. Встреча друзей (Р. Рождественский)
19. Земля цветов (И. Шаферан)
20. Васильковые глаза (Ю. Гарин)

Музыка:
Е. Мартынов –1-14, 16-19
Ю. Мартынов – 15, 20

Записи 1979-90 гг.

Размер архива: 107,7 МБ
Качество: МР 3 (192 кб/с)
Общее время звучания: 79 мин. 42 сек.

CD 3. «ЗВУЧИ, ЛЮБОВЬ!»

1. На качелях /инструментал/
2. Земля зовёт (А. Дементьев, Д. Усманов)
3. Баллада о матери (А. Дементьев)
4. Письмо отца (А. Дементьев, Д. Усманов)
5. У Есенина день рождения (А. Дементьев)
6. Июнь (?)
7. А я без Волги просто не могу! (А. Дементьев)
8. Прости (А. Дементьев)
9. Берёзка (С. Есенин)
10. Звучи, любовь! (Р. Рождественский)
11. Натали (А. Дементьев)
12. Песня о моей любви (С. Островой)
13. Отчий дом /инструментал/
14. Благодарность матерям (Л. Дербенёв)
15. Комсомол нигде не подведёт (А. Дементьев, А. Пьянов)
16. Время думать о девчонках (В. Харитонов)
17. Свадебный вальс (Р. Рождественский)
18. Чудо любви (И. Кохановский)
19. Чайки над водой (А. Дементьев)
20. Если есть любовь (М. Пляцковский)
21. Я тебе весь мир подарю /инструментал/

1 – Оркестр п/у К. Каравелли
13 – Оркестр п/у А. Петухова
21 – А. Серов, саксофон, инструментальное сопровождение

Записи 1974-82 гг., кроме (21) – 1993 г.

Размер архива: 109,7 МБ
Качество: МР 3 (192 кб/с)
Общее время звучания: 79 мин. 56 сек.

CD 4. «Я ТЕБЕ ВЕСЬ МИР ПОДАРЮ». Песни Евгений МАРТЫНОВА (трибьют)

1. Е. Мартынов – Прелюдия для фортепиано и струнного оркестра
2. Оркестр Братиславского радио – Яблони в цвету
3. Е. Мартынов – Невеста
4. Шоу-группа «Доктор Ватсон» – Если сердцем молод
5. «Альфа» – Царевна с нашего двора
6. А. Серов – Свиданье при свечах
7. В. Байков – Я тебе весь мир подарю
8. Ф. Киркоров – Ты скажи мне, вишня…
9. Натали – Я жду весну
10. Юлиан – Белая сирень
11. Л. Черникова – Весёлый дождик
12. Г. Невара – А любовь права
13. Л. Николаева и ансамбль «Русская душа» – Все влюбляются, влюбляются…
14. И. Кобзон и группа «Республика» – Отчий дом
15. Д. Поленова – Я лечу к тебе
16. Т. Острягина – Венок любви
17. Е. Шаврина – Марьина роща
18. Е. Мартынов – Начни сначала
19. Е. Мартынов – Трубка мира
20. Е. Мартынов и Г. Мовсесян – Музыкальный диалог
21. Ю. Мартынов – Я ещё вернусь!

Читайте также:  Футболка с аппликацией: как сделать

Музыка: Е. Мартынов,
кроме 21 – муз. Е. Мартынова и Г. Мовсесяна,
22 – музыка Е. Мартынова, песенная редакция Ю. Мартынова

Записи 1975-2015 гг.

Размер архива: 109,5 МБ
Качество: МР 3 (192 кб/с)
Общее время звучания: 79 мин. 58 сек.

В 1972 году в Москве в качестве композитора познакомился с Майей Кристалинской, которая впервые исполнила его песню «Берёзка» на стихи С. Есенина и представила молодого композитора публике в театре эстрады.

Леонид Мартынов, очень личное

Я не знаю, что думают о стихах Леонида Мартынова литературные авторитеты, у меня не было нужды спрашивать их об этом. С тех пор, как я узнала его, стихи Мартынова вошли в меня и стали моими, так и только так писала и говорила бы я сама, если бы раньше не сказал этого он.
Стихи эти входили в меня всякий раз по-разному, со своей интонацией, неожиданным ритмом, вопросом или утверждением, скрытой болью или насмешкой, – Мартынов поразительно разнообразен!
Вот стиль его строг и возвышен, невольно хочется встать:

«Вода
Благоволила
Литься!
Она
Блистала
Столь чиста,
Что – ни напиться,
Ни умыться,
И это было неспроста.
Ей
Не хватало
Ивы, тала
И горечи цветущих лоз.
Ей водорослей не хватало
И рыбы, жирной от стрекоз.
Ей
Не хватало быть волнистой,
Ей не хватало течь везде.
Ей жизни не хватало –
Чистой,
Дистиллированной Воде!»

Это о воде? – Да. И нет! Понимая всю философскую глубину этого короткого и очень емкого стиха, я про себя буду его цитировать, всякий раз, когда услышу требование абсолютной формы или исчерпывающего содержания, рафинированности, невозможной в принципе, особенно в художественной ткани, это будет неестественно!
Но вот стих совсем иной: картина изменчивого заката, перед которой стоит зачарованный поэт – и я вместе с ним немею от такой земной и всякий раз необычайной красоты:

«Я видел
Картину такую:
День хмурый кончался печально;
Воткнулись в пучину морскую
Потоки дождя вертикально
Из тучи, нависшей продольно
Над бездной в районе заката…
И вдруг – аж глазам стало больно!
Прорезался пламень квадрата.
Квадрат этот солнцем был.
В тучах
Возникло вдруг что-то такое,
Что самых чертежников лучших
Не вычертилось бы рукою.
И было понятно: квадратно
Не солнце, а, вероятно,
В сгустившихся тучах оконце,
Зияющее квадратно,
Квадратно, как будто бы крышка
Кубышки багряной узорной,
Квадратно, как будто бы вышка,
С которой взирает дозорный…»

Это только цитата. Стихотворение живописное, самодостаточное своей внутренней динамикой, единством смысла и формы, не буду вас лишать удовольствия открыть эту красоту самостоятельно!
Но он способен быть не только чутким зрителем, отразившим картину мира в стихах, но и творцом, созидающим иную реальность. Загляните, как он это делает, он чуть-чуть приоткроет дверь в свою лабораторию… или мастерскую… или. Господи, да он – Рояль!

« Я чуток,
Напряжен я,
Как рояль,
Но подойди хоть Бородин, хоть Скрябин –
Не трогайте, не жмите на педаль!
Шершавый от царапин и корябин,
Сегодня я уж больше не служу
Рукам умелым, как и неумелым,
Но сам себе я струнами гужу
И весь дрожу своим древесным телом.
И клавишами тихо шевеля,
Я обращаю это в звуки. Это
Воздействуют магнитные поля
Иных миров, летящих в бездне где-то.
Они звенят: украдь, украдь,украдь,
Подстереги, похить нас, извлеки нас!

И отвергая нотную тетрадь,
За ними я и сам в погоню кинусь».

Приемы Мартынова настолько разнообразны, что они уже и не воспринимаются приемами, присущими только этому поэту, скорее, это – разнообразная ситуативная речь незаурядного человека, обладающего прекрасной лексикой, глубоким умом и богатейшим жизненным опытом. Вот он вдруг обращается ко мне с вопросом, предлагая ответить на него самой себе.
«А ты?
Входя в дома любые —
И в серые,
И в голубые,
Всходя на лестницы крутые,
В квартиры, светом залитые,
Прислушиваясь к звону клавиш
И на вопрос даря ответ,
Скажи:
Какой ты след оставишь?
След,
Чтобы вытерли паркет
И посмотрели косо вслед,
Или
Незримый прочный след
В чужой душе на много лет?»

А другим стихотворением, кратким, как афоризм, может дать ответ, в котором заключена высочайшая мудрость:

«И вскользь мне бросила змея:
У каждого судьба своя!
Но я-то знал, что так нельзя –
Жить извиваясь и скользя».

Но вдруг открою наугад страницу, в которой так просто и вместе с тем необыкновенно выражено человеческое чувство – любовь, многажды перепетая. Неназванная.

«Ты
Листик
С колен сронила.
Разные
Он изводит чернила –
Синие, черные, красные,
И самые пестрые клеит он марки
На письма однообразные…
Из Арктики,
Из Антарктиды, где айсберги-исполины,
Он пишет одно и то же: что губы твои – из малины!»

В молодости Мартынов прошел искушение словесной эквилибристикой, первые его стихи были напечатаны еще в 20-е годы в сборнике «Футуристы», так что к 60-м годам это уже был тертый калач! И обминали ему бока не только соратники и соперники по поэтическим объединениям, но и жизненные невзгоды. Журналистом он поездил и по Сибири, и за ее пределами, писал много прозы, случалось, что сборники очерков запрещали до публикации – и потом они пропадали безвозвратно! А самого автора ссылали. Спрашивается, куда же еще из Сибири можно сослать? – Да подальше, поглубже на север! Реабилитировали поэта только после его смерти.
Впрочем, какой смысл перебирать годы испытаний, вспоминать, что в 1966 году ему была присуждена Государственная премия РСФСР за сборник стихов «Первородство», а в 1974 году – уже Государственная премия СССР за сборник «Гиперболы». Главное – что эти сборники с нами, можно их поворошить и удивиться неувядаемости слога, глубине смыслов. Вот как в этом, очень коротком:

«Из смиренья не пишутся стихотворенья,
И нельзя их писать ни на чье усмотрение,
Говорят, что их можно писать из презренья.

Нет! Диктует их только прозренье».

Я могу его цитировать бесконечно, каждое стихотворение завораживает своей уникальностью, вот как это, “Хвост Земли”:

«Так и так. Бывает всяко:
Иногда обрывки мрака
Лишь случайно только где-то
Жмутся к солнечной земле,
А порой обрывок света
Мечется в кромешной мгле,
Как бездомная собака.
Говорят: огромный хвост
У земли, как у кометы,
Простирается до звезд».

Этот стих сохранился у меня на выдранной страничке из журнала «Юность», там целая подборка стихов Мартынова, один другого удивительнее. Сейчас все эти Мартыновские произведения для меня еще и как провидческая мудрость тех журнальных редакторов, которые каким-то нутром понимали, что эти стихи годятся для вечности. У меня много таких страничек, заложенных в самые разные сборники. Вот, к примеру, сборник «Сибирские строки поэзии», изданный «Молодой гвардией» в 1984 году, где есть и Ахмадулина, и Евтушенко, и Вознесенский, а омичу Мартынову места не нашлось. Я ничуть не в претензии к составителям сборника, просто вложила в толстенный фолиант выдранную из журнала (сейчас даже не определить – какого!) еще одну страничку стихов Мартынова.
Он не горлопан, никого перекрикивать не собирается, но без его замечательных стихов поэзия моей юности была бы сильно оскудевшей. Я читаю и люблю многих поэтов, старых, новых, устоявшихся, как дорогое вино, игривых, о которых пока трудно говорить. Но к Леониду Мартынову у меня отношение особое, очень личное. Я же говорю – если бы писала стихи, то такие же, как у него. Ну или очень созвучные. Вроде этого:

«Хоть я упрямицей слыву ещё,
ресурс сопротивленья истощён.
По воле ветра и течений вод
мой утлый челн отныне поплывет.

Забыв о сохранении лица
в боях за истину, и принципы отбросив,
я стану отрешенно созерцать
как лист на волю отпускает осень,
как кружит снег и как цветут саранки
– всем свой черед! – на маленькой полянке.

Стук сердца мартовской капели соразмерен,
щебечут птицы на моих плечах,
примите, насекомые и звери,
меня в свой круг. Я заслужу доверие,
и победить сумею глупый страх.

Качну ветвями, головой кивну,
пока ж оставьте все меня одну”

Мне станут пересчитывать слоги, кричать, что нельзя мешать лексику разных времен, что смысл моих метафор смутен, а рифмы слишком просты, но мы-то с Леонидом Николаевичем знаем, что суть вовсе не в том.
Мы будем помалкивать, поглаживать камни из своей коллекции, вспоминать геологические экспедиции и журналистские командировки…
Стоп. Сильно увлеклась. Но как совпали!

«Вода
Благоволила
Литься!
Она
Блистала
Столь чиста,
Что – ни напиться,
Ни умыться,
И это было неспроста.
Ей
Не хватало
Ивы, тала
И горечи цветущих лоз.
Ей водорослей не хватало
И рыбы, жирной от стрекоз.
Ей
Не хватало быть волнистой,
Ей не хватало течь везде.
Ей жизни не хватало –
Чистой,
Дистиллированной Воде!»

НЕ СТАЛО АНДРЕЯ ДЕМЕНТЬЕВА

Вместе с Ним ушла целая Эпоха, как когда-то с Евгением Мартыновым… И наверное, дополнительные комментарии к свершившемуся пока излишни… Пусть Его Светлая Душа воспарит в Небо вместе с белыми лебедями. Ибо Он искренне желал, чтобы в нашем мире и в людских душах «ЖИЛИ ЛЕБЕДИ И ОТ БЕЛЫХ СТАЙ МИР ДОБРЕЕ СТАЛ».

Обнародуя данное издание, мы хотим, однако, указать на одну особенность всех книжных интернет-версий. Сия особенность известна читателям, которые имели опыт сравнения их с полиграфическими собратьями. Дело в том, что все электронные программы самостоятельно нумеруют внутренние книжные файлы-страницы – и это приводит к противоречию с авторско-типографской нумерацией страниц. Так, фотовкладки, вклеенные в начало, середину и конец книги и не подлежащие в печатных изданиях постраничной нумерации, – в электронной вёрстке нумеруются автоматически, по их реальному количеству и расположению. Потому в новом Содержании, размещённом в начале книги после титульных файлов, нами указаны страничные символы в двух вариантах – «типографском» и «электронном» (последние даны правее, голубым цветом).

Евгений МАРТЫНОВ

Благодаря своей привлекательной внешности Евгений всегда пользовался успехом у женщин. Даже в школьные годы (когда еще жил в Артемовске) он обращал на себя внимание девушек и периодически «романил» с ними. Правда, поступив в Донецкий музыкально-педагогический институт, он повел себя скромнее. Просто стал вдруг комплексовать по поводу своей худощавости, что и создавало некоторые проблемы в его общении с противоположным полом. Нет, девушкам он по-прежнему нравился, но тем теперь приходилось прилагать определенные усилия, чтобы расшевелить его.

В 1971 году Мартынов отправился покорять Москву и практически с первого же захода покорил: его взяли в «Росконцерт» в качестве солиста-вокалиста. Год спустя на страну обрушился его первый шлягер – «Баллада о матери». За исполнение этой песни Мартынов был удостоен премии на Всесоюзном конкурсе исполнителей советской песни в Минске. А в 1975 году он завоевал Гран-при на фестивале «Золотая Братиславская лира», где прозвучал уже другой его хит «Яблони в цвету».

Как только к Мартынову пришла слава, вокруг его имени стали возникать всевозможные слухи и сплетни. Говорили даже, что он женат на внучке Героя Советского Союза, прославленного летчика Покрышкина, что тот якобы подарил ему самолет (!), на котором артист летает на дачу к самому Брежневу (!). На самом деле Евгений был тогда холост. Мимолетных романов, конечно, не чурался, однако внучка Покрышкина в числе его пассий не значилась. Вспоминает его брат Юрий: «Женя по свой натуре был однолюбом, хоть порой и засматривался, а возможно, и заглядывал «налево». До женитьбы Евгений вел «неопределенно-беспорядочный» образ жизни (как сказали бы урологи, венерологи или сексо-неврологи)… Сцена и телеэкран предъявляли артисту требования, во многом отличные от имиджа «солидного» композитора, и облик брата вновь изменился на стройный и легкий. Если в таком (внешнем) «амплуа» Женя больше нравился женщинам с материнскими, зрелыми чертами физиологии и психики, то сам он предпочитал и более ценил женщин девичьей физиологической конструкции с «дочерним» складом психики. Брату было естественнее видеть в женщине наивную девушку, почти ребенка, чем взрослую серьезную мать. Потому как в любовном лексиконе у него преобладали уменьшительно-ласкательные слова, так и отношение к женщине вообще было соответствующим…»

Однако, несмотря на огромную популярность, собственного жилья Мартынов долго не имел – жил в снимаемых квартирах. Так могло бы продолжаться и дальше, если бы не выручил Иосиф Кобзон. Однажды после очередного совместного концерта Кобзон вызвался подбросить Мартынова до дома. А тот, смущаясь, сообщил, что сегодня он ночует на… Курском вокзале.

Уже на следующее утро Кобзон повел коллегу к секретарю ЦК ВЛКСМ Борису Пастухову, от того – к зампреду Моссовета С. Коломину. Через неделю Мартынов внес необходимый задаток в жилищно-строительный кооператив, а через полгода получил ордер на новую двухкомнатную квартиру в доме № 32 по Большой Спасской улице. Случилось это в 1978 году, а в августе того же года певец женился.

Его супругой стала 19-летняя киевлянка, студентка 2-го курса фортепианного отделения Киевского музыкального училища Эвелина Старанченко, с которой он познакомился более года назад (до этого Мартынов состоял в фиктивном браке с москвичкой).

Стоит отметить, что практически все друзья и коллеги Мартынова отнеслись к его выбору скептически: им сразу показалось, что девушка хочет просто охмурить популярного артиста, а он, слепец, этого не видит. Евгению пытались «открыть глаза», но он все сделал по-своему. Полтора года он встречался с Эллой, после чего повел ее в ЗАГС. Свадьбу сыграли в одном из самых роскошных ресторанов Москвы – в «Праге». В конце торжества Мартынов преподнес гостям сюрприз: в течение получаса пел свои старые и новые шлягеры. Присутствующие были в восторге.

Несмотря на то что отныне у Мартынова появилась законная жена, многочисленная армия поклонниц у него практически не убавилась. Вот что рассказывает об этом Ю. Мартынов: «Поклонницы с чемоданами и раскладушками ночевали прямо у двери квартиры № 404. Смешно и трогательно вспоминать сейчас каждую из тех девушек, которые звонили и писали брату, признавались ему в любви. Со слезами на глазах каждая доказывала мне, что такой верной, любящей женщины, как она, Женя нигде никогда не найдет. Все они умоляли меня помочь им встретиться с их возлюбленным, с их недоступным идеалом. Чего только в своих посылках ни присылали: и вязаную одежду, и варенье, и пироги, и сувениры, и собственноручно написанные Женины портреты, и альбомы со стихами, посвященными любимому артисту.

Телефон не смолкал. Женя к нему не подходил, на звонки отвечала Элла, я или родители.

Неизвестные голоса вещали мне в трубку:

– Евгений, не обманывайте, это вы! Я вас ни с кем не спутаю.

А с Эллой разговаривали твердо и решительно, требуя незамедлительно позвать к телефону мужа:

– Я знаю, что он дома. Не надо ничего передавать, лучше дайте ему трубку. Кто я? Я его знакомая, но по имени он меня не знает.

Жене, иногда все-таки бравшему трубку, приходилось и подлости выслушивать:

– Эллы нет? А вы знаете, где она. – И голос с другого конца телефонного провода подробно и «добросовестно» докладывал, «где», «зачем» и «с кем» сейчас Женина супруга.

А Элла сидела рядом, безмятежно склонив голову на плечо мужа, и, ничего не подозревая, смотрела телевизор. Бывало и наоборот: что-то подобное рассказывали Элле, а ее безгрешный муж все это с интересом слушал по другому телефону, в соседней комнате. Хотя, по рассказам телефонного «агента-абонента», должен был находиться там-то и там-то, у такой-то и с такой-то…»

На протяжении почти пяти лет Мартыновы жили в свое удовольствие, откладывая рождение первенца на потом. Наконец «созрев», они подошли к этому вопросу серьезно: в течение нескольких месяцев не брали в рот спиртного, питались по особой диете. Будущая мама посещала бассейн, а будущий отец регулярно делал физзарядку. И в результате 23 июля 1984 года Элла родила сына – день в день по прошествии девяти месяцев. Роды продолжались… 20 минут. Новорожденного назвали Сергеем (в честь Есенина и Рахманинова).

Тем же вечером Мартынов позвонил тестю и теще в Киев, чтобы сообщить им радостную новость. Но поскольку был уже навеселе, толком объяснить им так ничего и не сумел, тем более что на линии были постоянные помехи. На следующее утро родители Эллы сами позвонили в Москву, и брат артиста Юрий рассказал им, что у них родился внук Сережа. Те на радостях решили приехать в Москву. Встретить их должен был сам зять, но он в течение двух последних дней только и делал, что «отмечал» с друзьями рождение сына (как-никак почти год не брал в рот спиртного!). Поэтому утром в понедельник, когда должны были приехать тесть и теща, даже не мог встать с постели. Тогда Юрий применил радикальное средство – облил брата холодной водой. Хмель как рукой сняло, и они вместе отправились на Киевский вокзал встречать родственников.

О том, какими были отношения Евгения и Эллы, вспоминает все тот же Ю. Мартынов: «Очень часто внутреннее позитивное отношение к супруге менялось у Жени на полярно противоположное. Сегодня он мог вслух восхищаться своей «кисулей» и «лапочкой», желать мне найти такую же спутницу жизни, а через пару дней – поделиться со мной «наболевшим»:

– Я знаю, что вся Элкина любовь ко мне держится только на материальном комфорте. Когда трезвый, это порой настолько ясно понимаешь, что тут же приходят в голову две мысли: или разводиться, или напиться…

Слушая подобные откровения, я, со своей стороны, взял себе за правило не только не вмешиваться в семейную жизнь брата, но и не реагировать на нее. Ибо уже имел неудачный опыт, когда пытался поначалу корректировать их супружеские отношения. Мои попытки, естественно, ни к чему, кроме Эллиного крика, не привели. Женина супруга сразу застолбила за собой роль «теневого» лидера в семье, и потому я и наши с братом родители быстро сообразили: раз это хоть в какой-то мере Женю устраивает, лучше в их союз со своими инициативами не соваться. Хотя что лучше, а что – хуже, кому еще было определять? Тем более если думаешь об этом сейчас, спустя годы и пережив горе…

Объективности ради следует заметить, что как супруг и глава семьи Женя тоже вряд ли был идеален. Нередко он сам себя называл «не подарком для семейного гнезда». Любой женщине было бы с ним трудно так же, как и Элле. Но разве может быть легким супружество с творческим человеком, к тому же вынужденным постоянно бороться за лидерство. »

Между тем с конца 80-х советская эстрада вступила в полосу своего кризиса. На авансцену «перестройки» вышел рок-н-ролл, и любовная лирика, которую писал и исполнял Евгений Мартынов, стала никому не нужна. А уж когда сцену заполонили так называемые «фанерщики», тут уж у артиста руки и вовсе опустились. Нет, он, конечно, продолжал активно работать и выступать, но былой радости этот процесс ему уже не доставлял. В семье Мартыновых все чаще стали возникать конфликтные ситуации. Свидетелем одного из таких эпизодов стал брат артиста Юрий. Он пришел к Евгению домой и застал его в неприглядном виде – тот лежал в коридоре чуть ли не нагишом и стонал. Жена была дома, а маленький сын бегал по коридору вокруг стонущего отца. Когда Юрий стал выяснять, что произошло, Элла рассказала, что убедила выпившего мужа принять димедрол, чтобы он не ходил «над душой».

Читайте также:  Делаем чемоданчик из обувной коробки

Когда Юрий позвонил знакомой женщине-врачу и рассказал о случившемся, та с грустью отметила: «Ох, ребята, не бережете вы своего Евгения. » Сам Мартынов, когда малость оклемался, заявил брату: «Я после себя Элке ничего не оставлю, она меня не любит. Умру – все тебе завещаю…»

Евгений Мартынов умер 3 сентября 1990 года. Умер внезапно: вышел из дома, чтобы найти мастера для починки своей «Волги» (собирался отвезти отца в клинику), и… не вернулся. Прямо на улице ему стало плохо, и он скончался до приезда «скорой».

Похоронили Е. Мартынова на Ново-Кунцевском кладбище.

Данный текст является ознакомительным фрагментом.

Несмотря на то что отныне у Мартынова появилась законная жена, многочисленная армия поклонниц у него практически не убавилась. Вот что рассказывает об этом Ю. Мартынов: «Поклонницы с чемоданами и раскладушками ночевали прямо у двери квартиры № 404. Смешно и трогательно вспоминать сейчас каждую из тех девушек, которые звонили и писали брату, признавались ему в любви. Со слезами на глазах каждая доказывала мне, что такой верной, любящей женщины, как она, Женя нигде никогда не найдет. Все они умоляли меня помочь им встретиться с их возлюбленным, с их недоступным идеалом. Чего только в своих посылках ни присылали: и вязаную одежду, и варенье, и пироги, и сувениры, и собственноручно написанные Женины портреты, и альбомы со стихами, посвященными любимому артисту.

Евгения Мартынова: Я делаю вокруг себя красиво

Евгений Мартынов родился в г. Камышине Волгоградской области 22 мая 1948 года. Ничего сверхъестественного при рождении не произошло: не зажглась над ним новая звезда, не было на новорождённом рубашки, не улыбался он и не пел песен. Разве только доносить его полные 9 месяцев мама не смогла, и потому ей пришлось более трепетно выхаживать слабенького младенца, весившего всего 1 килограмм 900 граммов, постепенно доводя его до нормальной земной кондиции.

Мама Евгения – Нина Трофимовна Мартынова 1924 года рождения до ухода на пенсию по трудовой инвалидности работала секретарём-машинисткой в Артёмовском линейном суде Северо-Донецкой железной дороги. Во время войны с июня 1942 года до сентября 1945 года служила в эвакогоспиталях 3-го Украинского фронта, где и познакомилась с раненым Григорием Мартыновым, своим будущим супругом.

Отец Евгения – Григорий Иванович Мартынов 1913 года рождения до ухода на пенсию вследствие инвалидности ВОВ (был командиром стрелкового взвода 333-й дивизии) работал учителем пения в артёмовской средней школе и руководил художественной самодеятельностью.

Женины музыкальные способности проявились сразу. Звучание отцовского аккордеона заставляло сынишку бросать свои детские игры и с восторгом вслушиваться в музыку. Женя быстро схватывал услышанные мелодии, без принуждения пел, танцевал, выстукивал ритмы танцев и песен. А кроме того, он ещё рассказывал стихи и монологи, услышанные в клубе и кинотеатре, звучавшие по радио.
Позже – в школьном возрасте – в Жене обнаружился дар к рисованию, затем он страстно увлёкся фокусами и охотно показывал их на школьных концертах. Учился Женя хорошо, без особого труда, но музыка постепенно вытеснила все остальные увлечения и пристрастия, включая футбол, в который он был влюблён с самого раннего детства, подобно всем мальчишкам.

Сначала отец понемногу учил сына играть на баяне, потом на аккордеоне, внимательно следя за симпатиями и наклонностями ребёнка. Когда Жене исполнилось 11 лет, ему (а заодно и отцу для работы) решили купить профессиональный аккордеон.

Именно в отроческие годы в творческом сознании Евгения впервые явно проявились эстрадно-песенные наклонности: он стал с удовольствием, без лишних упросов, музицировать перед однокашниками и соседями, словно набираясь опыта для будущих концертных выступлений. Именно тогда Женя получил первые профессиональные навыки музыкальной импровизации и овладел основами техники аккомпанемента в разных тональностях – ибо ему постоянно приходилось подстраиваться под чьё-то “народное” пение и сходу подыгрывать поющему даже в тех случаях, когда звучащий материал был ему совсем неизвестен.
Но детские вёсны быстро пролетели, и Женя после восьмилетки поступил в Артёмовское музучилище на дирижёрско-духовое отделение, где страсть к сочинению начинала заявлять о себе сильнее и сильнее: Романс для кларнета и фортепиано, Скерцо для кларнета и фортепиано, Прелюдия для фортепиано.

После окончания училища Евгений поступает в Киевскую консерваторию им. П. И. Чайковского и завершает своё образование в Донецком музыкально-педагогическом институте. Две самые первые песни-баллады были написаны на стихи его институтских сокурсниц Л. Жидель и Т. Киреевой – “Баллада о комсомольцах Донбасса” и “Песня о Родине”.

После окончания учёбы в течение года Евгений руководил эстрадным оркестром Донецкого Всесоюзного научно-исследовательского института взрывоопасного оборудования, а потом он по рекомендательному письму донецкого дирижёра приехал в Москву к Майе Кристалинской – очень популярной в те годы эстрадной певице. Майя Владимировна тепло встретила парня из Донбасса и не только на словах оценила достоинства его песен и голоса. Именно Майя Кристалинская, чей эстрадный авторитет был тогда очень высок, направила “хорошо поющего композитора” в Росконцерт, предварительно отзвонив кому следовало и сделав талантливому парню самую лестную рекомендацию. Прослушивание в Росконцерте прошло успешно: Женю решили испытать в качестве солиста-вокалиста в сборной эстрадной программе, предложив, однако, поработать пару месяцев бесплатно (что было обычным явлением, когда дело касалось новичков из провинции). В первые свои гастроли – по Сибири и Дальнему Востоку – Евгений Мартынов поехал в июне 1972 года вместе с другими восходящими звёздами советской эстрады: молодыми Львом Лещенко, Валентиной Толкуновой, Светланой Моргуновой, Геннадием Хазановым (и только что созданным Владимиром Чижиком джазовым ансамблем “Мелодия”, тогда ещё существовавшим автономно внутри эстрадного оркестра ВР и ЦТ под управлением В. Людвиковского).

Судьба тут же связала Евгения с московскими поэтами Павлом Леонидовым и Давидом Усмановым, с которыми он написал свои первые “московские” песни. Песенный багаж, привезённый Женей из Донецка, был внешне невелик, но в этом багаже уже имелись такие песни, как “Колыбельная пеплу” (на стихи Ю.Марцинкявичюса), “Баллада о матери” (на стихи А. Дементьева), “Берёзка”(на стихи С. Есенина) и “У песни есть имя и отчество” (на стихи М. Лисянского). Кроме того, ждали своего часа неподтекстованные мелодии, которым предстояло в скором времени, соединившись со стихами, стать популярными песнями.

В 1973 году, Евгений Мартынов был официально зачислен в штат артистов московского эстрадного оркестра “Советская песня” при Росконцерта.

В июне того же года он завоевал звание лауреата Всесоюзного конкурса исполнителей советской песни в Минске, исполнив там песни “Тёмная ночь” (Н. Богословского на слова В. Агатова), “Летят перелётные птицы” (М. Блантера на слова М. Исаковского) и свою “Балладу о матери”, благодаря которой получил также и приз зрительских симпатий.

В работе конкурсного жюри принимали участие очень авторитетные деятели культуры, среди них: И. Лученок, Ю. Силантьев, Э. Хиль; председательствовала А. Пахмутова. Следует заметить, что “Баллада” к тому времени была уже широко известна любителям эстрады, прежде всего по удачному выступлению на всесоюзном телефестивале “Алло, мы ищем таланты!” молодой исполнительницы из Днепропетровска Людмилы Артёменко, ставшей лауреатом престижного молодёжного телетурнира. Желанная и в результате минской победы осуществившаяся поездка в Берлин на X Всемирный фестиваль молодёжи и студентов (в июле – августе 1973 года), куда Евгений Мартынов отправился в качестве председателя музыкального салона советской делегации, позволила молодому композитору ощутить ещё большую уверенность в правильности выбранного им пути. Последовавшие после фестиваля обширные гастроли по стране, успешное выступление на телевизионном конкурсе “Молодые голоса”, участие в телепередачах и радиопрограммах, первые публикации песен в популярных нотных и журнальных изданиях, лестные отзывы в печати – всё это укрепляло Евгения в его творческих дерзаниях.

В 1975: году Евгений Мартынов стал обладателем “Золотой лиры-75” – “Гран-при” X международного конкурса эстрадной песни “Братиславская лира”.

Впервые победу на этом конкурсе одержал представитель СССР, исполнивший свою песню “Яблони в цвету”.

Первая пластинка-миньон с песнями Евгения Мартынова в авторском исполнении (в которую вошли песни: “Лебединая верность”, “Яблони в цвету” и “Наш день”, на стихи А. Дементьева) вышла несколькими, огромными для тех лет, тиражами и принесла молодому композитору и певцу всенародную популярность и объективное признание эстрадного мира.

Неожиданно для самого автора его песни стали исполнять зарубежные артисты. Из ВААПа (Всесоюзного агентства по авторским правам) стали поступать извещения об исполнении песен Мартынова в самых различных частях света: во всех социалистических странах, в Финляндии, Испании, Англии, Канаде, США, Японии.

В следующем, 1976 году – новая победа: серебряная медаль на международном конкурсе исполнителей эстрадной песни “Золотой Орфей” в Болгарии, где Женя исполнял две болгарские песни и свою “Алёнушку” (на стихи А. Дементьева).

Помимо того, лауреатские звания сопровождались специальными дипломами и призами к ним: “За элегантность”, “За артистическое обаяние”, “За телегеничность”.
Это был успех! Успех – с большой буквы, круто изменивший атмосферу вокруг имени Евгения Мартынова, но не изменивший самого Евгения.

Только в 1978 году у Евгения появился свой дом, своя семья.
Cвадьба Евгения с красивой девушкой из Киева Эвелиной состоялась 19 августа в ресторане “Прага”.

Также появились новые друзья, новые поэты-соавторы, новые песни. Содружество Мартынов – Дементьев продолжало являть на свет свои откровения: “Отчий дом”, “Натали”, “У Есенина день рождения”, “Прости”, “Ласточки домой вернулись”. Самые именитые и популярные поэты предлагали молодому композитору свои стихи и охотно подтекстовывали его мелодии. Это – И. Кохановский, В. Харитонов, А. Вознесенский, С. Островой, Л. Дербенёв, М. Пляцковский, Н. Добронравов. Повсюду звенели Женины песни: “Я тебе весь мир подарю”, “Соловьи поют, заливаются. “, “Начни сначала”, “Чайки над водой”, “Весёлый зонтик”, “Песня о моей любви”. Не смолкали и “старые мартыновские шедевры” (сейчас бы сказали: вчерашние хиты), порой мешая новым опусам зазвучать в полный голос.
За время с 1975 года, у Жени вышло в свет 5 авторских миньонов с одинаковым названием “ЕВГЕНИЙ МАРТЫНОВ ПОЁТ СВОИ ПЕСНИ”. Все тиражи этих миньонов почти моментально раскупались, и часто сам композитор, щедро раздаривавший пластинки своим поклонникам, не мог их приобрести ни в магазинах, ни на складах. Долгоиграющие пластинки производились не так оперативно, как маленькие и гибкие, к ним было более серьёзное отношение со всех сторон, и стоили они, разумеется, в два-три раза дороже последних. Женина долгожданная большая пластинка появилась только в самом конце 1979 года, она тоже называлась “ЕВГЕНИЙ МАРТЫНОВ ПОЁТ СВОИ ПЕСНИ”.

В 1980 году Евгений Мартынов был принят в члены КПСС, и в том же году был удостоен звания лауреата премии Московского комсомола.

23 июля 1984 года у Евгения родился сын – Сергей, а 22 октября того же года он стал членом Союза композиторов СССР. С этого момента Евгения стали приглашать на творческие совещания и даже на редакционные художественные советы – в качестве “профессионального эксперта”, и отныне Женя стал неизменным и желанным участником всех мероприятий, проводимых песенной комиссией – касалось ли это ответственных концертов, посвящённых съездам и пленумам Союза композиторов, престижных концертов за рубежом), творческих встреч с зарубежными коллегами или простых шефских выступлений перед тружениками заводов и фабрик, колхозов и совхозов, воинами, учащимися, ветеранами.

В 1987 году Евгений Мартынов был удостоен звания лауреата премии Ленинского комсомола.

В конце 80-х Евгений уже тесно сотрудничал и выступал вместе со своим родным братом Юрием, тоже композитором. Творческих планов у них было много, но судьба распорядилась иначе…

3 сентября 1990 года Евгения Мартынова не стало. Ему было всего 42.

“Я тебе весь мир подарю” – так называется прекрасная песня композитора и так можно озаглавить все его творчество. Ибо Евгений Мартынов действительно подарил своим почитателям необъятный мир Красоты, Полета, Весны и Любви, навсегда оставшись в нашей памяти символом света, верности и вдохновения.

Отец Евгения – Григорий Иванович Мартынов 1913 года рождения до ухода на пенсию вследствие инвалидности ВОВ (был командиром стрелкового взвода 333-й дивизии) работал учителем пения в артёмовской средней школе и руководил художественной самодеятельностью.

Лев Лещенко, неофициально

— Ничего страшного, совсем даже наоборот… Просто ты очень понравился бабушке. Вот она и восхищается -какое, дескать, у тебя красивое лицо!

Евгений Мартынов

Евгений Григорьевич Мартынов. Родился 22 мая 1948 года в Камышине (Волгоградская область) – умер 3 сентября 1990 года в Москве. Советский эстрадный певец (баритональный тенор), композитор, актер.

Евгений Мартынов родился 22 мая 1948 года в Камышине Волгоградской области.

Отец – Григорий Мартынов, ветеран ВОВ, был командиром стрелкового взвода, инвалид войны, играл на музыкальных инструментах.

Мать также воевала, была медсестрой.

Младший брат – Юрий Мартынов (1957 г.р.), советский и российский композитор, аранжировщик, продюсер, заслуженный деятель искусств РФ.

Когда Евгению было пять лет, семья переехала в город Артемовск (с 2016 года – Бахмут) Донецкой области, откуда был родом отец.

Первым учителем музыки у Евгения был отец, который научил сына играть на баяне и аккордеоне.

С ранних лет имел отличный музыкальный слух и голос. Еще в школьные годы начал сочинять музыку. Окончил артёмовское музучилище по классу кларнета.

В 1967 году поступил в Киевскую консерваторию имени П.И. Чайковского, однако вскоре перевелся в Донецкий музыкально-педагогический институт (ныне консерватория имени С.С. Прокофьева), который досрочно закончил в 1971 году.

В 1972 году, работая как композитор, познакомился в Москве с популярной в то время певицей Майей Кристалинской. Именно она впервые исполнила его песню «Берёзка» на стихи Сергея Есенина. Также Кристалинская представила молодого композитора публике в театре эстрады.

Евгений Мартынов в молодости

В том же 1972 году на центральном ТВ прозвучала его песня «Моя любовь» в исполнении Гюлли Чохели.

С 1973 года Евгений Мартынов жил в Москве и работал сначала в Государственном концертном объединении «Росконцерт» (солистом-вокалистом), а затем в издательствах «Молодая гвардия» и «Правда» (музыкальным редактором-консультантом).

На Мартынова обрушилась слава как на композитора. Мелодии Мартынова красивые, порой весьма прихотливые, светлые и душевные, хорошо оркестрованные. Песни Мартынова исполняли многие советские звёзды. К примеру, для Людмилы Зыкиной он написал такие хиты, как «Расскажи мне, мама» и «Не разлюби меня». Песни Мартынова исполняли такие знаменитые советские певцы 1970-1980-х годов как София Ротару, Иосиф Кобзон, Анна Герман, Вадим Мулерман, Эдуард Хиль, Георгий Минасян, Мария Кодряну, Михаил Чуев и другие.

Но он хотел петь сам. Тем более, что имел отличный голос – очень звонкий, бархатный, мягкий тенор (баритональный тенор), достаточно широкого диапазона (ему предлагали стать оперным певцом) и с редким красивым тембром. Именно характерный тембр являлся отличительной чертой мартыновского голоса.

Благодаря сценической внешности, личному обаянию, а также вдохновенной, оптимистической манере пения Мартынов нес заряд положительных эмоций, передавая слушателю чувство радости и восхищения. Даже трагические и драматические по сюжету песни – «Лебединая верность», «Баллада о матери» и др. – у Мартынова заканчиваются светло и возвышенно.

Евгений Мартынов – Яблони в цвету

Член Союза композиторов СССР с 1984 года.

Имел многочисленные призы и награды: Лауреат Всесоюзного конкурса исполнителей советской песни в Минске (1973); Лауреат X Всемирного фестиваля молодёжи и студентов (Берлин, 1973); Гран-при международного конкурса эстрадных песен «Братиславская лира», Братислава (1975) – впервые на конкурсе победил представитель СССР; Серебряная медаль на международном конкурсе исполнителей эстрадной песни «Золотой Орфей» в Болгарии (1976); Премия Ленинского комсомола (1987) – за создание произведений для детей и юношества и большую работу по эстетическому воспитанию молодёжи.

До конца 1980-х Евгений Мартынов входил в число самых популярных и любимых в СССР авторов и исполнителей. Но потом все изменилось, пришли новые герои: группа «Ласковый май», «На-На» и т.д. Мартынов стал неформатным. Его перестали приглашать на концерты, появились проблемы с телеэфирами.

Будучи очень чувствительным человеком, он очень близко к сердцу принимал эти проблемы. Долгая неустроенность привела к стрессам и злоупотреблению алкоголем.

27 августа 1990 года на отборочном выпуске фестиваля «Песня года – 90» исполнил свою последнюю песню «Марьина роща» на стихи Ильи Резника.


Евгений Мартынов (документальный фильм)

Лирика Евгения Мартынова

Пик славы талантливого певца, музыканта и композитора Евгения Мартынова пришёлся на семидесятые годы. Его песни тогда звучали повсюду: «Я тебе весь мир подарю», «Чайки над водой», «Алёнушка», «Яблони в цвету». Популярный и любимый публикой певец ушёл из жизни очень рано, ему было всего 42 года. Сейчас артисту исполнилось бы 70 лет.


Пик славы талантливого певца, музыканта и композитора Евгения Мартынова пришёлся на семидесятые годы. Его песни тогда звучали повсюду: «Я тебе весь мир подарю», «Чайки над водой», «Алёнушка», «Яблони в цвету». Популярный и любимый публикой певец ушёл из жизни очень рано, ему было всего 42 года. Сейчас артисту исполнилось бы 70 лет.

Новая жизнь, новые правила: как изменить мир вокруг себя и почему так опасны сомнения

Если человек хочет изменить мир вокруг, то он сначала должен изменить себя изнутри. Это самое главное правило для всех, кто хочет начать новую жизнь и притягивать больше удачи. Но сделать это бывает непросто.

Вселенная живет по своим собственным законам равновесия. Человеческие жизни также следуют этим правилам, узнав о которых, вы сможете понять, что делаете не так. Равновесие означает, что если человек хочет новой жизни, то он тоже должен стать новой версией себя самого.

Если человек хочет изменить мир вокруг, то он сначала должен изменить себя изнутри. Это самое главное правило для всех, кто хочет начать новую жизнь и притягивать больше удачи. Но сделать это бывает непросто.

Евгения Мартынова: Я делаю вокруг себя красиво

Андрей Вознесенский

Еще не родились звонкие песни Евгения Мартынова, еще он сам не сделал своих первых шагов на земле, еще наши будущие отец и мама не познакомились в прифронтовом госпитале в освобожденной Венгрии, но судьба — никому не ведомая и неотвратимая — уже начала питать корни таланта, впоследствии так ярко расцветшего и подарившего миру свои вдохновенные песни. А эти корни берут свое начало в песенной, утопающей в садах Украине (здесь исток отцовского рода) и в былинном, распахнутом всем ветрам Поволжье (отсюда проистекает материнский родник). Кто, как не отец, Григорий Иванович, вдохнул в Женю неиссякаемый дух творчества? Кто, как не мама, Нина Трофимовна, взлелеяла сыновью душу чистой и неподкупной, широкой и открытой?

Наш отец, музыкант-самоучка, азы музыкальной грамоты постигал прямо на сцене, в общении с профессионалами, еще до войны играя вместе с ними в духовых, народных и эстрадных оркестрах. Почти на любом инструменте он мог подобрать к песне гармонию, подыграть и, если требовалось, подпеть второй голос, поддержать ритм. Вернувшись с войны инвалидом 2-й группы и кавалером ордена Красной Звезды, отец, чтобы содержать семью, был вынужден работать (и подрабатывать) в нескольких местах одновременно: утренники в детских садиках озвучивать, уроки пения в школе вести, с фабрично-заводской самодеятельностью заниматься, в воскресные и праздничные дни на танцах и парадах играть (а при случае — и на похоронах). Помимо того, он успевал столярничать и плотничать: почти вся наша домашняя мебель была сотворена его умелыми руками.

О нашем деде, Иване Ивановиче, знаю не много: лишь то, что он был стекольных дел мастером, до революции ремесленничал в собственной мастерской, а после того как «пьяно-красномордые бандиты-комиссары» (со слов отца) экспроприировали весь его «буржуйско-куркульский» скарб вместе с кованым сундуком, полным керенок (об этом с улыбкой, негромко и только в родственном кругу иногда вспоминали «дiдовi дiти»), разоренный мелкобуржуазный собственник на правах вольного пролетария подался на Бахмутский (теперь Артемовский) стекольный завод, где и погиб в горячем 1918 году в результате пожара («вчадiв», как по-украински говорила наша баба Дуня, — то есть угорел). Гражданская война застала бабушку с шестью детьми Ивановичами на руках, все — мал мала меньше. Судьбы детей сложились по-разному: Ивана, самого старшего, 1911 года рождения, убили в уличной драке — зарезали, — о нем почти никогда не говорили; Павлик (имена называю так, как их произносили старшие родственники) погиб в Великую Отечественную, — поначалу, подобно многим сгинувшим, зачисленный в пропавшие без вести; Вася умудрился и «на зоне» побывать, и передовиком производства стать; Шура почти всю жизнь проработала телефонисткой на Донецкой железной дороге, во время войны служила штабной радисткой, заслужила как ветеран войны и труда почетные награды Родины; Мария с середины 30-х до 70-х годов была «во власти», в военные годы сражалась на трудовом фронте (сначала в Казахстане, а с освобождением Донбасса — в Артемовске), затем 30 лет в исполкоме горсовета работала, также заслужив высокие награды за многолетний доблестный труд. Дальняя наша родня разбросана по Донецкой области: в Артемовске, Донецке, Карл-Либкнехте, Кондратовке. Баба Дуня, оставшись в лихое, смутное время одна с детьми, крутилась, чтобы прокормить малышей, как могла, батрача порой на самых черных, неженских работах. Живя после войны с дочерью Марией, она ушла на пенсию с «высокого поста» уборщицы железнодорожного вокзала и благополучно дотянула до 1969 года, оставив этот свет в восьмидесятидвухлетнем возрасте.

Читайте также:  Майка Павлиньи перья: как правильно сделать

Никто из братьев и сестер отца профессиональных устремлений к музыке не испытывал. Зато Григория, по рассказам бабушки, в детстве всегда тянуло к цыганскому табору, распевавшему неподалеку от их дома (на улице Мариупольской) песни под бубен, скрипку и гитару, к армейскому духовому оркестру, игравшему по праздникам популярные вальсы и революционные марши, к украинским уличным гулянкам, разливавшимся по округе «дзвiнкими пiснями й веселими танцями».

Отец родился в 1913 году, а мама появилась на свет в 1924-м, став третьим по счету ребенком у родителей, но вторым в семье (первенец Николай умер в раннем детстве).

Маминых родителей — людей «рабоче-служивого» сословия, тем не менее грамотных и якобы довольно образованных, — мы с Женей не знали: наша родная бабушка, Таисия Матвеевна (1898 года рождения), умерла от воспаления легких еще в 1931-м, голодном году, и дедушка, Трофим Иванович, некоторое время самостоятельно воспитывавший двух детей, вскоре женился на подобной ему «родительнице-одиночке», с трехлетним сыном Владимиром на руках, — Клавдии Васильевне, произведя с ней на свет еще двух дочерей — Валентину и Тамару. Для вечно голодавшего и бунтовавшего Поволжья, в годы Гражданской войны попавшего в центр «революционно-контрреволюционной круговерти» и вследствие этого потерявшего миллионы людских жизней, были характерны составные семьи с отчимами и мачехами, пасынками и падчерицами, сводными братьями-сестрами и приемными детьми. Вот и Трофим Иванович Бреев (мамин отец) — сам вырос в такой семье и детей своих от подобной участи не уберег. Всю жизнь он проработал на нефтебазе и во время войны, как классный специалист своего дела — старший мастер-механик, необходимый в тылу, — был «забронирован» от призыва в армию, несмотря на неоднократные попытки и искреннее желание уйти на фронт вслед за сыном Виктором (старшим братом нашей мамы). А Виктор в июне сорок первого должен был отслужить срочную службу и возвратиться домой, но вместо этого с первых же дней войны угодил в самое пекло, и от него до конца Второй мировой не было никаких известий.

Жадно вслушиваясь в радиосводки о положении дел на фронте, дед всякий раз при очередных сообщениях о форсировании какого-либо стратегически важного объекта приходил в возмущение от непонятного ему термина «форсирование».

— Что это за слово такое?! — горячился он. — Почти каждый день то наши, то немцы что-нибудь форсируют. Только как прикажете это понимать. Вот и сейчас: «активно форсировали Днепр. » Ну и. Переправились-таки через Днепр или нет, в самом-то деле?! Почему не скажут прямо.

Виктор с войны не вернулся. О том, что он был убит в 1943-м, стало известно лишь в сорок шестом, благодаря активной розыскной деятельности бабы Клавы. Не дождался Трофим Иванович и дочери Нины: она-то вернулась (поклон небесам!), но отца в живых не застала. Он умер в победном мае сорок пятого от язвы желудка — в больнице, не поднявшись после операции. Было ему 52 года от роду.

Так что мы с братом называли бабушкой Клавой не родную мамину мать, а ее мачеху, дожившую до 1976 года и в своей трудовой биографии, подобно бабе Дуне, не миновавшую «институтов» сторожей и уборщиц. Волжские наши близкие и дальние родственники живут в Волгограде, Камышине, Липовке и еще каких-то небольших окрестных городках. Из всей маминой рабоче-крестьянской родни никто сколь-нибудь серьезной тяги к искусству не имел, так же как и «сваты» из Донбасса. Хотя Трофим Иванович хорошо пел, умел играть на балалайке, а Таисия Матвеевна, будучи домохозяйкой, играла в рабочем театре и пела в таком же «рабочем» хоре клуба нефтяников.

Наша мама, видать, от родителей унаследовала страсть к самодеятельному творчеству и до 1953 года, пока не получила инвалидность вследствие порока сердца, вызванного активной донорской деятельностью во время войны, занималась в различных художественных кружках и пела-играла в самодеятельных коллективах. По окончании восьмилетки, в 1939 году, она поступила в Камышинскую школу медсестер (теперь — медицинское училище), и с июня 1942 года до сентября 1945-го служила в эвакогоспиталях 3-го Украинского фронта, где и познакомилась с раненым Григорием Мартыновым, своим будущим супругом (до госпиталя — командиром стрелкового взвода 333-й дивизии).

Никто из братьев и сестер отца профессиональных устремлений к музыке не испытывал. Зато Григория, по рассказам бабушки, в детстве всегда тянуло к цыганскому табору, распевавшему неподалеку от их дома (на улице Мариупольской) песни под бубен, скрипку и гитару, к армейскому духовому оркестру, игравшему по праздникам популярные вальсы и революционные марши, к украинским уличным гулянкам, разливавшимся по округе «дзвiнкими пiснями й веселими танцями».

Евгений Мартынов.

Евгений Мартынов родился 22 мая 1948 года в городе Камышине в Волгоградской области.

Его мама Нина Трофимовна с июня 1942 года до сентября 1945 года служила в эвакогоспиталях 3-го Украинского фронта, и познакомилась в госпитале с раненым солдатом Григорием Мартыновым. Она выходила его, и вышла за него замуж, после чего молодожёны поселились в городе Камышине, где в любви и согласии вырастили двух сыновей – Евгения и Юрия.

Детство и юность Евгения прошли в Донбассе.

Отец Евгения Григорий Мартынов до ранения был командиром стрелкового взвода 333-й дивизии, а после приезда в Артемовск стал работать учителем пения в артёмовской средней школе и руководил художественной самодеятельностью.

Но начиналась музыкальная карьера будущего известного композитора с папиного аккордеона, чье звучание заставляло Евгения оставлять свои игры и с восторгом вслушиваться в музыку. Мальчик быстро запоминал услышанные мелодии, и позже сам пел и танцевал, выстукивая ритмы запомнившихся песен. Он так же любил рассказывать стихи и монологи, услышанные в клубе, кинотеатре и на радио. В школе у Евгения обнаружился дар к рисованию, затем он увлёкся фокусами и охотно показывал их на школьных концертах. Учился Женя хорошо, без особого труда, но музыка постепенно вытеснила остальные увлечения и пристрастия, включая футбол, в который он обожал играть с детства.

После окончания училища Евгений поступил в Киевскую консерваторию имени Чайковского, и завершил своё образование в Донецком музыкально-педагогическом институте. Две первые песни-баллады им были написаны на стихи его сокурсниц Л. Жидель и Т. Киреевой – «Баллада о комсомольцах Донбасса» и «Песня о Родине». Когда Мартынов учился в консерватории на профессионального кларнетиста, кто-то сказал про него: «Это – подарок судьбы». Так он получил студенческое прозвище «Подарок» за незаурядные способности.

Однокурсница Евгения Мартынова профессор Т.И. Киреева рассказывала: «Женя был необыкновенно веселым, светлым человеком. И как друг, и как музыкант он был удивительным. От него всегда исходили жизнелюбие и радость. Он щедро одаривал своими солнечными лучиками каждого в отдельности и всю нашу студенческую братию. Никогда не унывал. Когда приходил в консерваторию или общежитие, всегда шутил и смеялся. Там, где был Женя, всегда были веселье, смех и, конечно же, песня. Мы поражались его находчивости, он умел расшевелить любого. Обычно садился за рояль играл, а потом начинал петь».

После окончания учёбы в течение года Евгений руководил эстрадным оркестром Донецкого Всесоюзного научно-исследовательского института взрывоопасного оборудования, а в 1972 году приехал в Москву с рекомендательным письмом донецкого дирижёра к популярной эстрадной певице Майе Кристалинской, которая очень тепло встретила обаятельного молодого человека из Донбасса. Именно Майя Кристалинская, чей эстрадный авторитет был очень высок, направила «хорошо поющего композитора» в Росконцерт, предварительно дав Мартынову самую лестную рекомендацию. Прослушивание в Росконцерте прошло успешно, и Евгения решили испытать в качестве солиста-вокалиста в сборной эстрадной программе, предложив поработать пару месяцев бесплатно, что было обычным для новичков из провинции. В свои первые гастроли по Сибири и Дальнему Востоку Евгений Мартынов поехал в июне 1972 года вместе с другими восходящими звёздами советской эстрады: молодыми Львом Лещенко, Валентиной Толкуновой, Светланой Моргуновой, Геннадием Хазановым и только что созданным Владимиром Чижиком джазовым ансамблем «Мелодия».

В 1973 году он был зачислен в штат Росконцерта, и судьба тут же связала Евгения с московскими поэтами Павлом Леонидовым и Давидом Усмановым, с которыми он написал свои первые песни в Москве, которые добавились к песням, сочиненным ранее в Донецке – «Колыбельная пеплу» на стихи Марцинкявичюса, «Баллада о матери» на стихи Дементьева, «Берёзка» на стихи Есенина и «У песни есть имя и отчество» на стихи Лисянского.

В июне 1973 года Мартынов завоевал звание лауреата Всесоюзного конкурса исполнителей советской песни в Минске, исполнив там песни «Тёмная ночь», «Летят перелётные птицы» и свою «Балладу о матери», за исполнение которой он получил приз зрительских симпатий.

Он сочетал в себе и композитора, и певца, и музыканта, виртуозно владеющего роялем: у него инструмент звучал ярко, оркестрово. Блестящий пианист, Мартынов с листа играл клавиры любой сложности. Как-то раз продемонстрировал музыкальную шутку – сыграл пьесу по перевёрнутому клавиру. У Жени было яркое мелодическое дарование. Он никогда не ходил в середняках. За два-три года стал одним из самых популярных композиторов. Его сочинения привлекали самых знаменитых исполнителей. В творческой палитре композитора слились две славянские культуры: Женя, русский, жил на Украине, которая дала его мелодиям особую певучесть. Песни его были красивы той красотой, что идёт от щедрой солнечной земли. А пел он их с такой эмоциональной отдачей, словно в первый и последний раз, горел и дарил это горение людям

Очень скоро песня «Баллада о матери» была отмечена на всесоюзном телевизионном фестивале «Песня-74», и сделала имя Евгения Мартынова всенародно известным.

Несмотря на удачное начало творческой карьеры, личная жизнь Евгения Мартынова долго не складывалась. Первоначально он вынужден был оформить фиктивный брак ради получения московской прописки.

В 1975 году после исполнения песен «Лебединая верность» и «Яблони в цвету» популярность Евгения Мартынова еще более упрочилась, и в том же году он стал обладателем «Гран-при» международного фестиваля эстрадной песни «Братиславская лира». Причем нужно отметить, что исполнитель из СССР получил на этом конкурсе награду впервые.


Вскоре вышла дебютная пластинка-миньон Мартынова с тремя песнями в авторском исполнении, и она побила все тиражные рекорды, неоднократно переиздаваясь на заводах грампластинок «Фирмы Мелодия» в течение почти двух лет.

За годы своей композиторской и исполнительской деятельности Мартынов был удостоен многих лауреатских званий и почётных дипломов. Он был награжден в 1973 году на Всесоюзном конкурсе исполнителей советской песни в Минске и Всемирном фестивале молодёжи и студентов в Берлине. В 1974 году он был отмечен на всесоюзном телевизионном фестивале советской песни «Молодые голоса». В 1975 году он получил награду на международном конкурсе эстрадных песен «Братиславская лира» в Чехословакии, а в 1976 году – на международном конкурсе исполнителей эстрадной песни «Золотой Орфей» в Болгарии. В 1976 году Мартынов получил награду на интерфестивалях эстрадной песни «Мелодии друзей» в Киеве, и в 1977 году – на «Дечинском якоре» в Чехословакии. Неожиданно для Мартынова его песни стали исполнять зарубежные артисты. Из Всесоюзного агентства по авторским правам стали поступать извещения об исполнении его песен в самых различных частях света: во всех социалистических странах, в Финляндии, Испании, Англии, Канаде, США и Японии.

В 1978 году Евгений женился на киевлянке по имени Эвелина, в браке с которой у него в 1984 году родился сын Сергей, который был так назван в честь композитора Сергея Рахманинова и поэта Сергея Есенина.

В 1980 году композитор был удостоен почётного звания лауреата премии Ленинского комсомола, с 1974 по 1990 год Мартынов регулярно признавался лауреатом всесоюзных телефестивалей «Песня года», а с 1984 года он стал членом Союза композиторов.

Получение лауреатских званий сопровождалось вручением специальных дипломов и призов «За элегантность», «За артистическое обаяние» и «За телегеничность». Этот успех с большой буквы изменил атмосферу вокруг имени Евгения Мартынова, но не самого Евгения.

Самым вдохновенным и плодотворным оказался творческий альянс Мартынова с Андреем Дементьевым. Содружество Мартынов – Дементьев привело к появлению песен «Отчий дом», «Натали», «У Есенина день рождения», «Прости» и «Ласточки домой вернулись». Однако, с Евгением Мартыновым охотно сотрудничали и другие известные поэты-песенники – Роберт Рождественский, Андрей Вознесенский, Илья Резник, Игорь Шаферан, Михаил Танич, Леонид Дербенёв, Николай Добронравов, Римма Казакова и многие другие авторы.


Песни Мартынова звучали повсюду: «Я тебе весь мир подарю», «Соловьи поют, заливаются. », «Начни сначала», «Чайки над водой», «Весёлый зонтик», «Песня о моей любви». После 1975 года у Мартынова вышло 5 авторских миньонов с названием «Евгений Мартынов поет свои песни». Тиражи этих миньонов моментально раскупались, и часто сам композитор, щедро раздаривавший пластинки поклонникам, не мог их приобрести в магазинах. В 1979 году в продаже появилась его большая пластинка.


Мартынов много с успехом гастролировал в разных странах мира – США, Канаде, Мексике, Бразилии, Аргентине, Италии, Германии, Испании, Бельгии, Финляндии, Индии и Швейцарии.

До 1990 года, ставшего для него последним, Евгений Мартынов входил в число самых популярных и любимых в СССР авторов и исполнителей. Юрий Мартынов рассказывал: «Евгений Мартынов, по-моему, один из последних композиторов, кого приняли с распростертыми объятиями исключительно за талант. «Может быть, мы с тобой вправду чего-то не понимаем? – говорил Женя. – Я уже устал от всего этого. Мои нервы не выдерживают. А самое главное – стыдно. Стыдно толкаться, почти что кулаками отстаивая право своему творчеству на место в эфире».

3 сентября 1990 года около 10 утра Евгений Мартынов зашёл в 180-е отделение милиции, с которым давно уже поддерживал дружеские отношения (неоднократно выступал перед сотрудниками милиции, знакомил со своим творчеством). Он был жизнерадостен и весел. А через час в милицию позвонили граждане и сообщили, что у подъезда лежит бездыханное тело какого-то мужчины. Сотрудники милиции срочно выехали на место происшествия, и узнали в лежавшем мёртвом человеке певца и композитора Евгения Мартынова. Как стало известно – он шёл домой, и вдруг ему стало плохо с сердцем. Он присел у подъезда на ступеньки, но боль, видимо, не отпускала. Ему пытались помочь прохожие, была вызвана «скорая помощь». Но у Мартынова ртом пошла кровь, стало чернеть лицо, и вскоре он скоропостижно скончался. Причиной смерти стала острая сердечная недостаточность. Вызванная «скорая», приехавшая через 40 минут, помочь уже ничем не могла.

«Я тебе весь мир подарю» – так называлась одна из песен композитора Евгения Мартынова и так можно озаглавить все его творчество. Ибо Евгений Мартынов действительно подарил своим почитателям необъятный мир Красоты, Полета, Весны и Любви, навсегда оставшись в нашей памяти символом света, верности и вдохновения.

Евгений Мартынов похоронен на Ново-Кунцевском кладбище.

Супруга Евгения Мартынова повторно вышла замуж, и переехала с сыном в Испанию. В знак признания заслуг композитора в 1992 году одна из улиц Артёмовска в Донбассе была названа именем Евгения Мартынова. По инициативе деятелей культуры и друзей артиста в Москве в 1993 году было создано Московское культурное общество «Клуб Евгения Мартынова», занимавшееся культурной и благотворительной деятельностью, и пропагандировавшее творческое наследие замечательного композитора и певца. В 1995 году на могиле Евгения Мартынова на Ново-Кунцевском кладбище был открыт памятник-надгробие.

Разбирая бумаги Евгения Мартынова, его брат Юрий нашёл записи, которые можно считать творческим завещанием музыканта. Там есть такие строки: «Мне близка гражданская лирика – продолжение традиций советской песни. Важно сохранить всё лучшее, что было написано композиторами в этом жанре. Надо продолжать традиции, иначе мы погубим нашу национальную песенную русскую культуру. Сейчас моду стали диктовать девочки лет 14 – 17. Для них главное – танцевальный ритм. Отсюда и стишки соответствующего содержания. Люди разучились петь. А что важнее – развлекательность в музыке или её воспитательное значение? У песни есть авторы. Ныне культура безымянная, необузданная, нет никакой ответственности за сочинение. Не уважают членов Союза композиторов. А профессионалов надо уважать, мы так стремились ими стать! Член творческого союза – почти что олицетворение застоя, а вот парень с гитарой – это прораб перестройки. Песня должна объединять людей всех возрастов!»

Понравилась статья? Подпишитесь на канал, чтобы быть в курсе самых интересных материалов


Однокурсница Евгения Мартынова профессор Т.И. Киреева рассказывала: «Женя был необыкновенно веселым, светлым человеком. И как друг, и как музыкант он был удивительным. От него всегда исходили жизнелюбие и радость. Он щедро одаривал своими солнечными лучиками каждого в отдельности и всю нашу студенческую братию. Никогда не унывал. Когда приходил в консерваторию или общежитие, всегда шутил и смеялся. Там, где был Женя, всегда были веселье, смех и, конечно же, песня. Мы поражались его находчивости, он умел расшевелить любого. Обычно садился за рояль играл, а потом начинал петь».

Евгений Мартынов – Скажи мне, вишня

Ойнатқышты басқару элементтерін көрсету

Автоматты түрде ойнату

  • Жарияланды 2010 ж. 26 Қар.
  • Музыка

Люди редко обладают лебединой и волчьей верностью. Вот любовь не вышла. Не было.

Костюмы на Хэллоуин своими руками – подборка интересных карнавальных костюмов (63 фото)

Среди немногих осенних праздников особенным настроением выделяется Хэллоуин, отмечающийся во многих странах мира накануне Дня всех святых. Неформальное празднование сопровождается шумными и костюмированными вечеринками и сбором сладостей, который особенно нравится детям любого возраста.

Современная традиция делать костюмы на Хэллоуин своими руками помогает воплощать самые смелые и интересные идеи. Атрибутикой праздника стали тыквы-светильники, устрашающие наряды и яркие образы, от милого привидения или египетской мумии, до вампиров и пугающих ведьм с метлами в остроконечных шляпах.

  1. Как подобрать идею для костюма на Хэллоуин
  2. Формат вечеринки
  3. Возраст приглашенных
  4. Тематика праздника
  5. Что учесть при разработке оригинального дизайна
  6. Лучшие идеи костюма для празднования Хэллоуина
  7. Костюм медсестры с интересным дополнением
  8. Оригинальные фото идеи самодельных костюмов на Хэллоуин


Школьные, студенческие иди домашние вечеринки на этот праздник невозможно представить без устрашающего и тематического наряда. Можно приобрести готовый костюм в специализированных интернет-магазинах, но особенно очаровательно смотрятся дети и взрослые в самодельных нарядах.

Добавить комментарий